Гардеробная в узкой спальне! Жми

Гардеробная в узкой спальне! Жми

С таким же успехом я мог бы вести разговор с подушкою в этом купе.

А ваш автомобиль на что? Конечно, - смело сказала жена профессора.

Мы находились в купе первого класса для курящих, и профессор уже закурил свою старую прокуренную трубку, внушавшую всякий раз опасение, что она ему обожжет его длинный сварливый нос. Лорд Джон протянул мне газету, на полях которой написал: "Бедняга! Опишу еще одну только сцену из всех тех, которые нам довелось увидеть в мертвом городе.

Вы ведь профессор Челленджер? Что можно на это ответить?

В одном из доков, поблизости от моста, ярким пламенем горел корабль, и воздух полон был гарью и дымом. Его широкое обветренное лицо, или, точнее говоря, та его незначительная часть, которая не была закрыта дико растущей бородой, зарумянилось, что указывало на сильное возбуждение профессора.

Я заметил только одно, - сказал Саммерли с кислой усмешкой, - что вот этот наш молодой друг за последние три года нисколько не исправился.

Как мудро и милосердно поступает природа, незаметно, мало-помалу приподнимая якорь жизни посредством множества незначительных сотрясений, пока сознание не выходит, наконец, в открытое море из ненадежной гавани земной.

Он успокоил жену и потряс своей упрямой, могучей головою. Пожалуйста, Мелоун, подтвердите мои слова.

Остин положил на стол сигареты и хотел удалиться. Тема пришлась бы ему по вкусу!

Только дурак может оспаривать это. Теперь около восьми часов вечера. Я пом, что прежде всего взор мой приковался к этой нелепой, заезженной, тощей кляче.

Возможно, что мы имеем дело всего лишь с одним слоем яда в эфире, со своего рода вредоносным гольфстримом посреди беспредельного океана, по которому мы плывем.

Вы, стало быть, читали это письмо сегодня утром? В настоящем же виде своем эти страницы послужат ознакомлению современников со страшными переживаниями и чувствами моими в ту трагическую ночь. Помнится, я уже слышал однажды эту фразу.

Какая грозит нам опасность, как она велика и что мы сделаем, чтобы предотвратить ее? Очевидно, это только стремление не чувствовать утомительной скуки.

В углу церкви, недалеко от дверей, стояла старая купель, а за нею находилась глубокая ниша, где висели веревки от колоколов. Лорд Джон поспешил вмешаться в спор, пока он не обострился чрезмерно. Я чувствовал в груди невероятный гнет, голову точно стягивал обруч, в ушах шумело, а перед глазами проносились страшные молнии.

МЕСТО ПОД КОММЕНТАРИИ